Православные храмы

Храм великомученицы Варвары (в городской онкобольнице)

В сентябре 2001 г. больничное отделение реабилитации было…

Храм Всех святых (на Лесном кладбище)

Строительство «типового» деревянного храма началось летом 2007 г.…

Публикации

Непереможність Божої Правди

“І не бійтеся тих, що вбивають тіло, а душі вбити не можуть; але бійтеся більше…

Вечный огонь или вечный покой?

“Позаботься о своем теле, как о храме Божием. Позаботься о нем! Оно должно…

“Первоочередная задача — созидание душ человеческих, а потом уже благоустройство храма”

Свято-Успенский храм в микрорайоне Терновка г. Николаева больше напоминает…

Диакон Джон Уайтфорд до своего обращения в Православие был служителем одной из многочисленных протестантских деноминаций, а именно Назорейской церкви (США). Он закончил Южный Назорейский Университет в г. Бетани, штат Оклахома, получив ученую степень бакалавра в области религиоведения.

Впервые он столкнулся с Православием благодаря своему участию в движении “За сохранение жизни”, где познакомился с о. Антонием Нельсоном, настоятелем православного храма во имя св. Венедикта и его прихожанами. Спустя год, проведенный им в исследованиях Священного Писания и изучении трудов раннехристианских отцов, он присоединился к Православной Церкви. В настоящее время о. Джон служит в Свято-Владимирском храме в Хустоне и одновременно учится в Новосаровской пастырской школе (штат Техас). Вот что он рассказывает о своем пути к истине: “С тех пор как я обратился из евангелических христиан в православную веру, я часто замечал, что среди людей, рожденных и воспитанных в Православии, сам факт обращения протестанта вызывает удивление. И это вовсе не потому, что они сомневаются в правильности своей веры; просто им кажется невероятным, что всем известное протестантское упорство в собственных заблуждениях могло быть поколеблено”.

 

ОНИ СТУЧАТСЯ В ДВЕРИ ЦЕРКВИ

Но несмотря на все препятствия, стоящие на их пути, у протестантов, безусловно, все же есть надежда прийти к Истине. С их тягой к богословскому знанию, к истинному богопочитанию и подлинной древнехристианской вере, они фактически стучатся в двери нашей Церкви. (Конечно, для тех, кто к данной проблеме равнодушен, подобное заявление звучит странно.)

По иронии судьбы (или, быть может, по Промыслу Божьему), всплеск интереса к Православию среди американцев протестантских вероисповеданий совпал по времени с беспрецедентным натиском на православное население СНГ и других восточных стран со стороны чуть ли не всех существующих религиозных сект и группировок, ставшим возможным благодаря падению железного занавеса.

Быть может, наиболее обескураживающей чертой протестантизма — чертой, которой протестанты обязаны своей репутацией несговорчивых упрямцев, — является его раздробленность на множество враждующих между собой сект и толков. Как у мифической гидры, количество его голов все время умножается.

Все протестантские объединения веруют (с небольшими отличиями), что правильно именно их понимание Библии, и хотя между ними существуют разногласия относительно того, что же говорит Св. Писание, все они, как правило, согласны в одном: толкование Библии должно осуществляться своими собственными силами, без привлечения церковного Предания.

 

ЧТО ПОРОДИЛО ПРОТЕСТАНТИЗМ?

Почему только одно Писание? Действительно, если мы попытаемся поставить себя на место реформаторов — таких, например, как Мартин Лютер, — мы должны понять причины, заставившие их выдвинуть тезис, что только одно Писание является безошибочным источником христианского вероучения. Если учесть моральное разложение, царившее в Римской Церкви, порочные идеи, которые она выдвигала, и то извращенное понимание Предания, которое она защищала, и если еще принять во внимание тот факт, что Запад в течение нескольких столетий не имел сколько-нибудь значительного соприкосновения с православным наследием, с которым у него были общие корни, то трудно себе представить, как, находясь в подобных обстоятельствах, такой человек, как Лютер, мог бы отреагировать иначе, с тем, чтобы получить лучшие результаты. Как мог Лютер обратиться к Преданию для борьбы со злоупотреблениями, когда это предание (как считали все на латинском Западе) воплощалось в том самом папстве, которое и было главным виновником злоупотреблений? Для Лютера это было предание, сбившееся с пути, и если он хотел преобразовать Церковь, то должен был, прежде всего, поставить ее на твердое основание, обратившись к Священному Писанию. На самом деле, Лютер никогда не намеревался полностью отказаться от Предания, и он никогда не пользовался “только одним” Писанием. Но что он действительно попытался сделать — так это использовать Писание для того, чтобы избавиться от той части римского предания, которая подверглась порче. К сожалению, его риторика оказалась сильнее его практики, и более радикальные реформаторы довели идею только одного Писания до полного абсурда.

 

СКОЛЬКО МОЖЕТ БЫТЬ ИСТИН?

Протестанты, желающие дать честную оценку текущему состоянию протестантского мира, должны себя спросить: если протестантизм и его основополагающее учение о Священном Писании как единственном заслуживающем доверия источнике исходят от Бога, то почему это привело к образованию более чем двух тысяч различных направлений, не могущих столковаться между собой по поводу того, каковы основные идеи, вытекающие из Писания, и что значит быть христианином? Почему (если достаточно одной только Библии и нет необходимости в Священном Предании) баптист, свидетель Иеговы, харизматик, методист заявляют о своей вере в Библию, но ни один из них не согласен с другими относительно того, что же она говорит? Очевидно, что ситуация, в которой оказались протестанты, свидетельствует против них.

Протестанты утверждают, что Библия содержит в себе все необходимое для истинной веры, благочестивой жизни и правильного богопочитания. Для подтверждения этого положения чаще всего приводится следующее место из Нового Завета: “Притом же ты и с детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса. Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен” (2 Тим. 3, 15–17).

Те, кто обычно использует эту цитату для защиты единственности Священного Писания как источника веры, утверждают, что здесь говорится о самодостаточности Писания, потому что если Писание может сделать благочестивого человека... совершенным, то... для того чтобы достичь полноты совершенства, нет необходимости в Предании.

 

ПРЕДАНИЕ И ПИСАНИЕ

Что же, в самом деле, следует из приведенного новозаветного текста? Прежде всего спросим себя, что подразумевает апостол Павел, когда говорит о писаниях, которые Тимофей знал с детства? Можно с уверенностью сказать, что Павел не имеет в виду Новый Завет, так как когда Тимофей был ребенком, Новый Завет еще не был написан — фактически он не был завершен даже тогда, когда Павел писал это послание к Тимофею: еще не существовал во всей полноте тот новозаветный канон, каким мы его знаем сейчас. Очевидно, что здесь и во многих других ссылках на писание, встречающихся в Новом Завете, апостол Павел имеет в виду Ветхий Завет. Таким образом, если данный отрывок хотят использовать для установления боговдохновенных авторитетов, то нужно исключить не только Предание, но также и сам этот отрывок и вообще весь Новый Завет.

Установив канон священных книг, Церковь не намеревалась утверждать, что в них содержится вся христианская вера и все необходимое для церковного богослужения и благочиния. Бесспорным является также факт, что ко времени установления Церковью канона Священного Писания она — по своей вере и богослужению — была уже идентична Церкви более поздних периодов; это исторически достоверно. Что касается структуры церковной власти, то известно, что вопрос о каноне решался соборами православных епископов; вплоть до настоящего времени так и происходит в Православной Церкви, когда требуется решить какой-либо вопрос касательно учения или церковной дисциплины.

 

ДОСТАТОЧНО ЛИ ОДНОЙ БИБЛИИ?

Является ли на самом деле Библия самодостаточной для протестантов?

Протестанты часто заявляют, что они просто верят в Библию. Однако при более пристальном рассмотрении их обращения с Библией возникает целый ряд вопросов. Например, почему протестанты пишут так много книг, посвященных своему вероучению и вообще христианской жизни, если, действительно, все, что нужно, — это только Библия? Если бы одной Библии было достаточно для того, чтобы ее понимать, то почему протестанты не ограничатся распространением одной только Библии? И если она является самодостаточной, то почему чтение Библии не приводит к однозначному результату, то есть почему все протестанты не веруют в одно и то же? Какова цель многих протестантских исследований Библии, если все, что нам нужно, — это сама Библия? Зачем они распространяют свои бесчисленные трактаты и другие материалы? Зачем они вообще чему-то обучают или что-то проповедуют? Почему бы просто не почитать людям Библию? Ответ заключается в том, что (хотя они обычно в этом и не признаются, но инстинктивно это чувствуют) Библия, взятая сама по себе, не может быть полностью понятной. И фактически, каждая протестантская секта имеет собственное предание, хотя опять-таки оно, вообще говоря, не называется своим именем.

 

ДАВАЙТЕ СПРОСИМ У ЦЕРКВИ

Следовательно, вопрос на самом деле заключается не в том, веруем ли мы только в Библию или используем также и предание, а в том — каким преданием мы пользуемся для истолкования Библии. Какому преданию можно доверять — Апостольскому Преданию Православной Церкви или эклектичным преданиям протестантизма, не имеющим глубоких корней и возникшим лишь во времена протестантской Реформации?

Священное Писание, вероятно, является вершиной церковного Предания, но высота, на которую возводят нас Писания, познается лишь благодаря той высокой горе, которую эта вершина увенчивает. Оторванная от контекста всего Предания, твердая скала Священного Писания превращается просто в глиняную массу, которой может быть придана любая форма, в зависимости от желания того, кто за это берется. Нельзя говорить о почитании Священного Писания, если его неправильно используют или искажают — даже если это делается во имя возвышения его же авторитета. Мы обязаны читать Библию; это святое Слово Божие! Но для того, чтобы понять, что оно хочет нам сказать, давайте смиренно сядем у ног святых, которые показали себя делателями Слова, а не только слушателями и доказали собственной жизнью, что они достойные толкователи Писания. Если же у нас возникают вопросы касательно писаний апостолов, то обратимся к тем, кто знал апостолов лично — к таким, как святые Игнатий Антиохийский и Поликарп Смирнский. Давайте спросим у Церкви и не будем впадать в самообольщение и самообман.

Подготовлено по книге д. Джона Уайтфорда

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ukrline.com.ua Mu Rambler's Top100 ya.ts ya.me